Галиева Е. Коррида по-русски. Тореро Роман Карпухин - о рисках и врагах матадора // АиФ, 2015, 22 октября (Камерата-2015)

Елена Галиева. Коррида по-русски. Тореро Роман Карпухин - о рисках и врагах матадора (Камерата-2015)
http://www.chel.aif.ru/sport/persona/ne_ubit_a_raskryt_byka_torero_roman_karpuhin_o_vragah_matadora

 

Театральный фестиваль «Камерата». Самым необычным стал спектакль Магнитогорского драматического театра «Матадор», в основе которого лежит история реального человека, первого русского тореро - Романа Карпухина.

 

Корреспондент «АиФ-Челябинск» поговорил с этим легендарным человеком, занесённым в Книгу рекордов Гиннеса как единственный россиянин, освоивший профессию матадора.

 

Уважаю высоту

 - При выходе на арену матадору нужно в деталях представлять, как и что произойдет. Если выходишь на арену с внутренними сомнениями, то первым атаковать начнёт бык. А если ты на все сто уверен в себе, энергия рвется наружу, то бык начнёт отступать, он почувствует твоё внутреннее превосходство перед ним.
 Задача матадора - не убить, а "раскрыть" быка. При этом, не дразня животное, а проявляя его боевые качества. Ведь публика приходит посмотреть на быка, а не на матадора. Я стараюсь извлечь из него всю мощь, всю его силу, чтобы люди сказали: «Этот бык великолепен, он должен жить для продолжения рода!». Такое решение - триумф для матадора и праздник для зрителей.

Оправдан ли риск? - Ведь бык может покалечить.. Или тут только коммерческий интерес?

- Можно по пальцам пересчитать матадоров, которые за свою карьеру не заработали ни единой царапинки.

Откуда это желание рисковать, заниматься экстримом?

- Наверное, наследственное. Я с отцом, он у меня лётчик, часто ездил по военным гарнизонам. Все понимали, что профессия авитатора очень опасная. Однажды сосед из нашего гарнизона, тоже летчик, ещё вчера игравший Деда Мороза на новогоднем празднике, не вернулся домой. Помню, как  мама не спала ночами и ждала папу. Я тоже решил испытать всё это на себе и поступил в Харьковское авиационное училище на летчика-истребителя.

Сколько у Вас прыжков с парашютом?

- Я 115 раз прыгнул с высоты 4500 метров. Первый раз страшно не было, я ничего не понял. А вот второй раз помню  все в деталях: прыгнул, а парашют  раскрылся только на критически малой высоте! Стропы обожгли меня, оставив на всю жизнь отметины, но когда я упал, мой страх ушёл. На земле была жуткая паника: в наказание меня отстранили от прыжков на три дня. С тех пор я уважаю высоту и чувствую риск. Кстати, однажды я организовал в Барселоне авиа-шоу, где участвовали и русские лётчики. Я, разумеется, тоже принимал в нём участие.  

Вы легко начинаете новые проекты. Вы не устали от риска?

- А это как в корриде: и кайф, и страшно. Я когда в 1991 году в составе спецназа охранял Белый дом, тоже было страшно. Но даже не за себя, а за страну.

Говорят, Вы пришивали погоны офицера к костюму матадора, и каждый раз, выходя на арену в Испании, бросали горсть родной земли...

- Если честно, то испанцы не очень любят,  когда кто-то кроме них участвует в корриде. По национальной традиции, матадоры должны быть испанцами, они показывают мир корриды другим нациям. Если испанцы поставят перед собой задачу не пустить чужого, то пойдут на всё! Перед моим дебютным выступлением в Барселоне они устроили психологический "теракт". За полтора часа до выступления матадор должен остаться один, чтобы сосредоточиться и одеться.  К слову, костюм матадора состоит из многих элементов, которые расшиты вручную. Его шьют 15 человек в течение двух недель. И вот, в этот момент, ворвались организаторы и заявили, что возникли проблемы с моими страховыми документами. На проверку этой информации уже не было времени, через считанные минуты мой выход на арену. Сначала меня не выпускали, потом все-таки сдались, но при этом заявили: «Если с тобой что-то случится, за это никто отвечать не будет!». (Это означало, что организаторы не будут покрывать расходы на лечение травм, полученных во время корриды - Ред.). Я вышел и победил. А после боя выяснилось, что с моей социальной страховкой всё было в порядке. После этого боя моё имя занесли в Книгу рекордов Гиннесса и в Книгу рекордов России. На тот момент мне было 33 года.