Версия для слабовидящих
Купить билет Написать Телефон кассы +7 (351) 263-30-35
/

В Челябинске сыграли премьеру по Мольеру «Лекарь поневоле»

Автор: Лана Литвер. Фото: Марат Муллыев/Первое областное информационное агентство

Читать оригинал статьи на сайте 1obl.ru

25 ноября в Камерном театре состоялась премьера спектакля «Лекарь поневоле» в постановке приглашенного театрального педагога и режиссера из Москвы Елены Кузиной.
Мольеровский сюжет о человеке, который по недоразумению становится лекарем в богатом доме, разыгран в жанре яркой комедии дель арте и буквально нашпигован цитатами из социально-политической повестки нашей с вами современности.
«Что-то зрители мало смеются», — с огорчением заметила в антракте режиссер Елена Кузина.
Это правда. Зрители сначала немного заморожены: пришли с холода, полистали новости перед началом, а тут какой-то Мольер из страшно вспомнить какого века.
Напомним сюжет: один не слишком образованный человек мало того что имеет пристрастие к алкоголю (в его доме бочки с красивыми названиями Cognak и Bordeaux), он еще и бьет свою жену. Побитая, но очень боевая супруга придумывает своему абьюзеру хитромудрую месть: выдает его за великого лекаря, который может спасти от неизлечимой болезни, чтобы он попал в дом к богатому вельможе, у которого дочь трагически потеряла дар речи. Пусть выкручивается как знает. Может, его повесят, так ему и надо.
Звучит как дичь, но это на самом деле веселая история.

Те самые супруги, которые бранятся и дерутся

Елена Кузина разворачивает сюжет в жанре комедии дель арте — классика итальянского площадного театра. Образы упрощены до масок: вот Арлекино, вот Смеральдина (их две), вот Панталоне… Их задача — удержать внимание публики от начала до конца, как если бы постановка шла на городской площади, где зрители спешат за покупками и им не до представлений. Поэтому приемы для привлечения внимания должны быть беспроигрышными: если белая маска на лице — то ресницы буквально до лба,  если это драка — то огромными бамбуковыми палками в полсцены. Если это женская грудь, то выдающегося размера и блестящая притом, если это любовь — то в объятия друг другу надо прыгать с разбега.
Образы яркие, плакатные, написаны размашистыми мазками.

Это кормилица, если что

Действие нарочито театрально. Музыкально и хореографически акцентирован каждый шаг, каждый поворот сюжета, чтобы вы ничего не пропустили и все поняли. Зрителю как бы говорят: слушайте, расслабьтесь уже, не надо сейчас думать, не надо искать подтекст, смотрите, как радостно-задорно играют актеры, как они стараются для вас!

Постепенно зал принимает это послание. Отвлекаясь от далекой коллизии с подменой лекаря, всматриваемся в детали.

Вот эти слуги богатого господина (с палками, на фото вверху и внизу) —они в масках сварщиков похожи на космонавтов-омоновцев, ну и пусть на ногах клоунские гетры. Вот идет денежный расчет между персонажами: налички нет, но есть карточка. Карточка прикладывается к груди, и мы слышим характерный звук, подтверждающую списание со счета.
Вот эти врачи, которые пользуют пожилого господина, — они в узнаваемых комбинезонах медицинского персонала из ковидных отделений: белые с ног до головы, в респираторах, масках, глухих капюшонах. А на входе в дом — еще и пшикалка-антисептик для обеззараживания рук. Чтобы было еще смешнее, огромными ватными палочками медсестры берут тест (как бы из носа) и резюмируют: «Отрицательный!»

Так выглядит обожженный палец

…Коньяк называют «сосняк», зрителям табличками, как на телешоу, командуют, что делать («Хлопаем!», «Ржем!»), а на мониторе из палаты интенсивной терапии перед антрактом пускают текст про «Тетенька с шестого ряда, выключите телефон! Продам рено пятидесятилетней выдержки или отдам в добрые руки. Поднимем тост! Вино придает нам радость. А в нашем баре можно попробовать вина разных сортов и свежую ветчину».

 

На заднем плане — медики проводят дезинфекцию в доме

Еще недавно было страшно, а теперь смешно. Пришло время посмеяться над пандемией. И вообще посмеяться. 
«Вахтангов тоже ставил «Принцессу Турандот» в 1922 году, между прочим. На улице лежали трупы, а они играли праздник. Это очень театральная история. После чумы всегда случались карнавалы, как ответ на большую беду», — так объясняет выбор жанра режиссер.
Действие катится весело, как представление в цирке, недаром тут актеры и кунштюки исполняют, передавая таким образом буйство и половодье чувств, ведь все должно быть напоказ.

 

Если привыкаешь, что герои написаны одной краской и не нужно включать эмпатию и рассматривать сложный внутренний мир, становится веселей. Все читается как пародия, причем качественная и беззлобная. 

Когда псевдолекарь объясняет своему патрону, в чем причина различных болезней внутри человеческого организма, он берет в руки палку-указку и… показывает это на живой модели!

 

«Жить здорово», правда?

Пародия, сделанная средствами метамодерна (художник — Алина Алимова, Москва), в сочетании несочетаемого, чуть отдает горечью, но так оно и должно быть: во-первых, это Мольер, который всегда прячет боль, а во-вторых, это Елена Кузина, которая любит иронию.
Самое чувствительное место: арест и суд над мнимым лекарем, комичная клетка, в которую он еле влезает, моментальная смена решения судьи со словами «Правосудие — это я!», освобождение только что приговоренного к повешению из-под стражи, — при всей болезненности, отыграно подчеркнуто абсурдно, и от этого смешно.

 

«Времени в спектакле нет, потому что это история вечная. О любви, о выборе между любимым делом и стабильным доходом, о человеческих страстях, о настоящих ценностях… Мы работаем с архетипами. Так что современному зрителю должно быть все понятно. Это главное условие для любого спектакля: на сцене должна быть история про зрителя», — комментирует Елена Кузина.

 

«Это не фестивальный спектакль, зато зрительский», — заметил директор Камерного театра Илья Коломейский.

Премьерные спектакли пройдут три дня подряд: 25, 26 и 27 ноября (18+), но все билеты были распроданы еще в начале недели.

Читайте также:

В Челябинске сыграли премьеру по Мольеру «Лекарь поневоле»

Камерный театр поставил музыкальный фарс в стиле итальянского уличного театра

Спектакль о «Загадочной русской душе» и её «мелких бесах»

В рамках декады спектаклей выпускников Казанского театрального училища, приуроченной к 100-летию КТУ, в Казань привезли «Мелкого беса»

Спектакль Камерного театра вошел в лонг‑лист «Золотой маски»

Критики отметили постановку «Мелкий бес» режиссера Тимура Кулова.

Театралы поймали волну. Артисты Камерного закрыли сезон массовым заплывом на сапбордах по реке Миасс

На доски встали актеры, режиссеры и даже зрители. Символическое прощание с коллегами и театром работники сцены организовывают каждый год.